Ауа райы
Астана +7 °С
Алматы +14 °С
валюта бағамы
USD 421.58
EUR 496.83
RUB 5.53
CNY 62.20

Мамин платок, казахское барокко и творчество детей с особыми потребностями – о чем говорят проекты Лейлы Махат

2021 жылдың 18 сәуір 2021 16:26

НУР-СУЛТАН. КАЗИНФОРМ – Она создает красоту, передает свою невероятную энергетику окружающим, учит излучать добро. Ее работы – не просто набор красок или сюжетов. Свои философские размышления, теории о вечном художница передает в картинах, удивительных инсталляциях и проектах с глубоким посылом. Сердце и совесть она считает главным оберегом, поэтому от ее творчества веет искренностью, чистотой и особым шармом. В живописных картинах, арт-пространствах не похожих друг на друга чувствуется рука мастера - известной художницы, куратора, галериста Лейлы Махат. Ею движет искусство, желание творить. Поэтому каждый проект художницы находит положительный отклик в людских сердцах.

Чтобы поближе познакомиться с ее творчеством корреспонденты МИА «Казинформ» посетили художественную галерею Лейлы Махат – известной художницы, Председателя кураторского совета Центра Современного Искусства «Куланши», где создаются первые штрихи уникальных проектов.

Мамин платок странствует по миру

Мы застали ее как раз во время творческого процесса – она колдовала над очередным шедевром. В этот раз кисточки и краски заменили ниточки и иголки. А вместо холста сегодня художница использует куски ткани, но особенные. Не так давно Лейла Махат инициировала и запустила проект «Мамин платок». Но слава о нем разлетелась по всему миру, вплоть до африканского континента. Причина тому – платок, присутствующий в гардеробе практически каждой женщины.





Казахстанская художница собирает в одно полотно изношенные платки женщин и их матерей, а дальше оно отправляется путешествовать по всему миру.

«Сегодня привезла платки из Буркина-Фасо. Также к нам присоединятся Молдова, Турция и ряд европейских стран. В режиме онлайн подключились женщины из Вьетнама, Индии, Австрии и Словении. Если честно, немного удивлена. Вовсе не ожидала такой реакции. Думала, сделаем такой проект, ну и что дальше. Но дальше становится все больше», - улыбнулась автор проекта.





Такая идея пришла еще на карантине, вспоминает она, когда от вируса нужно было хоть как-то уберечь родных.

«В первые месяцы пандемии все самоизолировались и поддерживали связь через гаджеты. Это спасает, но не до конца. Я поняла, что нужно как-то укрыть и уберечь своих детей. Еще хочется уберечь друзей, своих близких, родных своих друзей. Как-то все должно разрастаться в огромный купол, который выступит фильтром всего негатива и вируса. И этим защитным механизмом стал платок. Я подумала, платок – та вещь, что присутствует в любой культуре. Как правило, они многофункциональные: с одной стороны переносят в детство, с другой стороны - дают тебе силу. Мы всегда храним в шкафах, сундуках платки своих бабушек, прабабушек. У кого-то они становятся частью гардероба. Это сакральная вещь, семейная реликвия. Практически не имеет никакой материальной ценности, но в нем глубокая моральная, ментальная ценность и содержание. Поэтому девушек так пробила идея, что все хотят принять участие», - поделилась Лейла Махат.





Желанием поместить в полотне свой особенный платок загорелись многие женщины, отсюда можно понять и масштаб проекта. Даже сейчас на начальном этапе полотно занимает приличное место, вроде бы и нет конца. Весь процесс шитья проходил в доброй и уютной атмосфере, как в древности, когда наши бабушки, прабабушки занимались коллективным трудом в юртах, шили курак корпе.

Такая же атмосфера царит здесь в современности. В процессе работы женщины пели казахские народные песни, рассказывали о своих детях, делились историями. «Это можно назвать обрядом: соединение своих чувств в огромный комок позитива», - отметила инициатор проекта.


Идею Лейлы Махат, в первую очередь, поддержали ее дочь и невестка, которые охотно поделились той энергетикой, что веет от их собственного платка.

«Впрочем, у каждого платка своя история. Очень сильно просила девочек, чтобы это не были новые платки. Хочется, чтобы чувствовался мамин запах. Все работает на женскую магию», - отметила художница.

Необычный стиль Лейлы Махат чувствуется даже в ее личном платке, отличающемся от других.

«Я не люблю просто фабричные вещи, поэтому добавляю такие штучки. У меня четверо детей, соответственно столько же клубочков на платке», - пояснила она.





Квистетенция материнства: надежда вера и любовь

К слову, к проекту подключились почти со всех уголков Казахстана, одна из участниц - известная телеведущая Махаббат Есен поделилась в Instagram историей своего аксессуара.

«Мой платок – не мамин, а бабушкин. Ему более 50 лет, и я выбрала его неслучайно. Ажека жила не в простые времена, за всю жизнь дальше Алматы никуда не выезжала, а до момента, когда мы ее смогли бы повозить по миру – она не дожила. Поэтому я очень хочу, чтобы вместе с ее платком прокатился с ветерком по миру и дух моей Аже. Жаны жанатта болсын! Мы тебя всегда помним», - написала она.

Чтобы все платки путешествовали по миру, сейчас разрабатывается особый маршрут.

«Все зависит от транспортных возможностей. Этот проект создаем по собственной инициативе. Сейчас в поисках партнера, который сможет помочь с транспортировкой к соседям из Ближнего Зарубежья. Потом отправим в Кавказ. Из Кавказа – в Россию. Из России – в Европу. В Европе договорилась со своими друзьями. Платок, например, приезжает в Австрию. Из Австрии моя подруга добирается до границы со Словенией. В Словении моя другая подруга перегружает все в багажник и едет к себе. Потом отправляется на границу с Италией. Так наши платки странствуют по миру», - поделилась Лейла Махат.

В творчестве художницы образ женщины занимает особое место, поэтому неудивительно, что проект так и называется «Мамин платок».

«Хочется, чтобы женщины помнили о том, что их чувства и надежды могут значить намного больше, чем нам кажется. Есть истории о великих ученых, которых отчисляли из школы за неуспеваемость, а потом матери воспитывали их сами. Так они становились великими людьми. Потому что мамы верили в них. Если мать не поверит в своего ребенка, в будущем образуется большой комок детских травм, который станет преградой для достижения успехов. Надежда, вера и любовь – эти три богини есть квистетенция материнства», - подчеркнула она.





«После художественной школы трудно стать нормальным человеком»

У каждого проекта, создающегося руками мастера Лейлы Махат, свой посыл и своя философия. Поэтому посетители выставок не просто приходят посмотреть на картины, а понять ту глубину работ, которая скрывается за красками.

«Я люблю делать красоту. Мне кажется, у меня неплохо получается. У каждого проекта есть своя мысль и философия. Считаю, что делать выставки – чтобы просто делать выставки, это неправильный подход. Говорят, сначала было слово, в нашем случае, сначала была мысль. Человек может стать правильным и хорошим при наличии трех вещей: хорошие мысли, слова и дела. И это должно быть очень гармоничным. Когда к тебе приходит молодой художник с картинами, нужно постараться увидеть, что он сделал. Потом понять, обработать, уже после работать с ним. Я уже 40 лет в искусстве. После художественной школы трудно стать нормальным человеком (смеется)», - рассказала Лейла Махат.





«Шаманишь»: Все творческие процессы похожи на приготовление пищи

Художница призналась, что все творческие процессы по своей сути похожи на приготовление еды.

«Иногда нужно усилить посыл графической работы. Порой необходимо его оттенить. Немножко «шаманишь». На самом деле все творческие процессы похожи на приготовление еды. Порой, кажется, что не хватает соли или каких-то специй. По сути это тоже творчество. Поэтому, когда организовываем выставки, всегда думаем над дополнительным окрасом. Добавки в виде инсталляции диктуются в произведениях искусства, которые мы представляем в том или ином проекте. Вот сейчас у нас проходит выставка молодых. В противовес абстрактным работам молодых художников и потрясающим реалистичным работам, в то же время мне захотелось сделать что-то классическое. Натюрморт - классический, но немного с шутливым посылом. Его можно ассоциировать с голландским натюрмортом и с итальянской живописью. Но я назвала это «казахским барокко». Нам очень нравится украшать интерьер золотыми штучками, но не всегда понятно, почему они присутствуют. Мы не одеваемся так, не едим с золотых или серебряных ложек, но очень любим такие штуки. Это такая ироническая инсталляция. Она повествует о классической школе изобразительного искусства, которая получила бурное развитие во время итальянского ренессанса, но в то же время, это такой контраст с работами молодых художников, которые также используют золото, но по другому стилю. В этом есть свой скрытый, шутливый и ироничный смысл», - поведала художница.





Казахская юрта, годы голодомора и АЛЖИР в картинах поколения миллениалов

Впрочем, молодых Лейла Махат старается поддерживать всегда. И не только создавать возможность для творческого роста, а изучать их работы, познавать глубину идей.

«Я наблюдаю за тем, как растут ребята и меняются ментально в своих картинах. Поняла, что это совсем другое искусство. Начала думать, как они росли, потом читать про поколенческие изменения в обществах. Ребята, которых называют миллениалами, росли не так, как мы, как наши родители. У них другое восприятие мира. Но, несмотря на это, они все равно говорят о том, что важно для любых поколений. Они другим взглядом рисуют даже юрту. Они смотрят на шанырак практически из дрона. Это же круто! Даже природу, казахские музыкальные инструменты рисуют с другого ракурса. Выглядит это не так, как обычно люди играют на домбре. Домбра – у него в голове, в его личном пространстве. Также представлены картины про историю Казахстана: голодомор и АЛЖИР. Это круто, что молодые ребята думают и переживают об этом, потом выплескивают свои эмоции и мысли на холсте», - отметила Лейла Махат.








Поэтому художница считает, что в искусстве национальная идентичность не может не сохраниться, тем более в казахской культуре.

«Несмотря на все, что произошло в истории нашего народа, мы сохранили самые главные вещи. Да, пусть видоизменились костюмы, формы проведения ритуалов, даже цвета, но суть остается. Казахам было интересно все новое, что потом отразилось в кочевом образе жизни. Ты идешь навстречу ветру, нараспашку открываешь свою душу новым вещам. Затем это новое приходит в нашу жизнь и занимает прочную позицию. Это в визуальном плане. В социальном плане мы сохранили все ценности. Каждый взрослый человек понимает, что нужно уважать своих старших, предков, свою семью. Меня до слез трогает, когда молодые ребята здороваются в обе руки со старшими. Это потрясающе! Этого больше нигде нет. Мы сохранили свою сущность и самые ценные вещи. А все остальное можно почитать и узнать, если захотеть», - рассказала она.





«Мне платит небо»

Мне доставляет огромное удовольствие делиться тем, что я знаю, призналась Лейла Махат в ходе нашего разговора. Художница верит в круговорот добра в мире и в то, что чем больше ты отдаешь, тем больше к тебе приходит.

«Это не про материальные ценности, а про моральное удовлетворение. Сейчас я на бесплатной основе веду онлайн-конференции студентам из Хорватии, Гонконга и Шанхая. Мне хочется рассказать о том, что европейцы, азиаты, люди из Дальнего востока совершенно по-разному воспринимают цвет. А на следующей неделе начну проводить курс по визуальному изобразительному искусству, но уже на русском языке. Мне кажется, очень важно делиться опытом, знаниями, несмотря на то, что я ничего от этого не имею. У меня все спрашивают: а кто тебе платит? А мне никто не платит, мне платит небо. Если человек будет честен перед собой, все остальное придет к тебе само собой», - отметила галерист.

«Хочу стать Лейлой Махат»

По ее мнению, людей, занимающихся добрыми делами, больше, чем нам кажется.

«Люди намного добрее, чем кажутся. Просто нужно уметь увидеть во всем красивые знаки доброты. Элементарно перевести старушку через дорогу, помочь что-то донести. Просто позвонить родным и спросить: все нормально у вас? Мы же это делаем просто так», - поведала художница.





На такой же безвозмездной основе в художественной галерее «Kulanshi» до пандемии Лейла Махат проводила студийные занятия для ребят с особыми потребностями, которые хотели научиться рисовать. Сейчас ввиду сложившейся эпидситуации центр приостановил работу. После пандемии художница хочет возродить эту добрую традицию.

«Здесь существовала потрясающая студия, которой я гордилась. Сейчас из-за пандемии мы просто не можем проводить занятия. Это студия для детей с особыми потребностями. Мы учили их рисованию. После наших студийных занятий они начинали верить в себя, поступали в вузы, колледжи, при чем, не только в казахстанские. На самом деле все началось с одной потрясающей девочки, которая пришла на мастер-класс глухонемого художника Алексея Уткина. После этой встречи девочка заперлась в комнате, перестала кушать, пить, разговаривать с родителями. Ее мама, естественно, очень расстроилась, прибежала ко мне со слезами на глазах, сказав, что у нее большая проблема. Увидев расстроенную маму, захотелось помочь. Оказывается, девочка ответила, что не хочет быть швеей, когда она вырастет. Как мне известно, им предоставляют только две-три профессии, которые могут освоить. Я говорю: «Окей, но она сказала, кем она хочет быть?» Женщина ответила: «Да, но не знаю как вам преподнести… Она сказала, что, хочет стать Лейлой Махат, когда вырастет… Потом я поняла, что надо что-то делать и менять ситуацию. Так мы организовали группу слабослышащих, глухонемых детей», - поделилась художница.

Ребята с особым желанием творить начали посещать студию два раза в неделю.

«Видимо эффект сработал, арт-терапия положительно повлияла на них. На самом деле очень рада, что мы проводили такие занятия и очень грущу из-за того, что это перестало происходить. Однажды, когда у нас практически не было возможности содержать эту студию, а в ее содержание входят услуги сурдопереводчиков, транспорт, расходные материалы, Почетный консул Казахстана в Баден-Вюртемберге в Германии протянула руку помощи. У нее намечался очередной юбилей. Она сказала мне, что не хочет проводить той. Ей хотелось сделать так, чтобы память о юбилее была полезной кому-то. Я рассказала ей о нашей студии. Услышав, она дала нам средства, которые практически обеспечили год спокойного существования студии. Но мы были бы не мы, если бы не растянули этот бюджет на полтора года. Такие штуки работают и мотивируют делать больше, дальше и лучше», - отметила Лейла Махат.

А сейчас это - творческая лаборатория, стены которой пропитаны детским смехом, первыми радостными ощущениями от нарисованной картины.

«Мы хотим, чтобы после пандемии студия работала дальше. Молюсь всем Богам... Это нужно. Мы должны детям давать возможность самовыражаться. Та девочка, например, поступила в университет Искусства и дизайна в Москве. Очень горжусь ими», - поделилась художница.





Kulanshi - показатель абсолютной свободы

Стоит подчеркнуть, что художественная галерея «Kulanshi» предоставляет невероятную возможность творить, представлять свои работы в арт-пространствах.





«Некоторое время жила в другой стране, начала выставляться в зарубежных галереях, подружилась с очень разными людьми. Потом подумала, раз уж мы собираемся вместе, значит, нас что-то объединяет. Так мы создали международный клуб художников. Как организатор, назвала ее International art club «Kulanshi». Куланши – это человек с куланом, что в принципе невозможно. Кулан - не приручаемое животное, недосягаемое, водится в степи, не контактирует с человеком. Для меня Куланши – показатель абсолютной свободы. Абсолютная свобода – это творчество. Так мы начали устраивать выставки, затем вернулись с семьей в Казахстан, а наша художественная галерея расположилась здесь, в здании Дворца мира и согласия», - рассказала Лейла Махат.





Как стены художественной галереи разговаривают попугаями Фриды Кало, цветами Гаиши Алимбаевой, образом казахской невесты

В Kulanshi все обустроено по-творчески: вот инсталляция из мусора, у которой тоже своя история, белые стены разрисованы в граффити, а на потолке – белые облака, словно висят на воздухе.











«Каждая штука, которую мы стараемся привнести в нашу жизнь, а наша жизнь – Куланши, неслучайные вещи. Если вы заметили, у нас необычные стены. На одной стене разрисован портрет казахской невесты. Пусть посетители знают, как выглядела казахская невеста 200 лет назад. Мне важно место женщины в социуме, искусстве. Во всем мире у всех женщин была одна цель – завоевать свое место в обществе. Поэтому наши стены разговаривают попугаями Фриды Кало, цветами Гаиши Алимбаевой. И все это должно создавать волшебную среду. Даже клубочки – истоки казахского искусства, в принципе. Наши бабушки в своем доме что-то вязали и создавали свои микрокосмосы. Это важно для удовлетворения эстетических потребностей наших предков. Поэтому необходимо привносить элементы старых традиций в нашу жизнь, в современный быт», - отметила Лейла Махат.

Один из таких традиционных элементов – оберег, способный уберечь от бедствий.

«Оберег - женское начало, энергетика, как инструмент, но меня интересует не только гендерная сторона. Мне интересна магия наших бабушек: они шептали нам на ушки молитвы, зашивали что-то в подушках. Это работает до сих пор! Но первым главным оберегом являются наше сердце и совесть. Если делать добрые дела, все будет хорошо», - подчеркнула Лейла Махат.

Социально-культурная визитная карточка страны

Художница считает, что искусство будет развиваться везде, где дадут возможность для этого.

«Это неоднократно подтвержденный историей факт. Я всегда говорю о том, что искусство не может существовать само по себе без поддержки. Поддержка необходима, чтобы понять, что происходит с обществом. Изобразительное искусство – то, по чему судят развитие общества, социальных процессов. Если нет нормальной сцены изобразительного искусства в стране, значит, что-то идет не так. В наших городах развиваются разноплановые виды искусства. Это очень хорошо. Чем больше будет таких вещей, тем лучше сформируется наша социально-культурная визитная карточка», - добавила галерист.

О вечном…

К слову, сейчас в художественной галерее «Kulanshi» проходит выставка «О вечном», где представлены работы художников из разных регионов Казахстана.

«Для меня важно, чтобы казахстанские художники могли выставляться на хороших профессиональных площадках. Так создали экспозицию о самых главных вещах», - рассказала художница.

Одна из работ, обративших на себя внимание, картина «Рассвет» художника Сагынтая Алимбетова из Актобе.

«Он рисовал эту корову несколько раз. У этой картины потрясающий сюжет. Художник приехал в аул на похороны своей мамы. И все время его сопровождало мычание коровы. Только после того, как провели все обряды, он поинтересовался, почему же мычит эта корова. Оказывается, она была приучена только к его маме, из-за чего не давала себя подоить, кроме нее. Она ждал его маму. Это настолько поразило художника, что он несколько раз писал эту корову. И каждая из работ о главном, важном, что ты не расскажешь просто так в кругу семьи. Поэтому художники обнажают свою душу в картинах. Мир, покой, материнство – это то, что считается оберегом», - заключила художница Лейла Махат.





Автор Арайлым Мұрат
Басты сөздер: Культура, Общество,
Жоғары қарай