Погода
Астана 22 °С
Алматы 24 °С
Курс валют
USD 412.55
EUR 468.66
RUB 5.79
CNY 58.80

Азиатский трек внешней политики Казахстана - яркий образец успешного тандема Нурсултана Назарбаева и Касым-Жомарта Токаева

16 Июня 2020 22:30

НУР-СУЛТАН. КАЗИНФОРМ - Идеи преемственности, прагматизма и открытости легли в основу обновленной Концепции внешней политики Казахстана. Гармоничный и эффективный тандем наших лидеров на внешнеполитическом треке в Азии позволяет рассчитывать на благоприятные внешние условия для Казахстана в условиях появления все новых вызовов и рисков. Такое мнение выразил главный научный сотрудник Института философии, политологии и религиоведения Айдар Амребаев, передает МИА «Казинформ».

Авторитет Казахстана на внешнеполитической арене с первых дней обретения независимости стал предметом персональных забот Первого Президента Казахстана - Нурсултана Абишевича Назарбаева. Лидер Нации ясно осознавал, что узнаваемость государства на международной арене, его имидж как открытой страны с миролюбивой внешней политикой является важным условием состоятельности суверенитета государства. В этой связи следует вспомнить, что одним из первых документов, закрепивших миролюбивый и безъядерный статус молодой республики, явился Указ Президента еще тогда Казахской ССР о закрытии Семипалатинского испытательного ядерного полигона 29 августа 1991 года. Можно сказать, что это был акт личного гражданского мужества и дальновидности Елбасы. Ведь впоследствии получение гарантий безопасности и территориальной целостности страны от ведущих стран мира, стало важным основанием при разрешении вопросов границ, их делимитации и демаркации.

В качестве иллюстрации можно привести пример правового урегулирования казахстанско-китайской границы, участок которой в советский период был предметом обоюдной озабоченности руководства СССР и КНР, зачастую вызывая конфликтные ситуации. Интересна в этом отношении слаженная работа двух политических деятелей Казахстана, действовавшего тогда президента Нурсултана Назарбаева и государственного секретаря-министра иностранных дел Казахстана в тот сложный период Касым-Жомарта Токаева. Нурсултан Абишевич проявил тогда самые лучшие качества выдающегося политика, национального лидера, стоявшего на страже интересов Казахстана при решении принципиального вопроса о делимитации и демаркации казахстанско-китайской границы.

Об этом времени Касым-Жомарт Токаев в своем исследовании, посвященном становлению внешней политики Казахстана, писал следующее: «Очень трудные переговоры шли с Китайской Народной Республикой. Они начались в 1992 году, в 1994 был подписан договор о прохождении границы. Но остались два спорных участка – это наследие старых времен. Но надо сказать, что все договоры, подписанные в XIX веке, показывали принадлежность этих участков Китаю. Кстати, из-за этих договоров один миллион казахов остался на современной территории Китая… Из-за этих же договоров позапрошлого столетия острова Даманский, Тарабаров, Большой Уссурийский, которые находились на территории России, стали частью Китая…

Китайцы сразу сказали нам: по этим участкам мы готовы вести с вами переговоры 10 тысяч лет. Мы были вынуждены обратиться к Нурсултану Абишевичу с просьбой вмешаться, потому что переговоры зашли в тупик. Наш Президент был очень убедительным в словах, сказав, что эту проблему нужно решать сейчас, в пользу Казахстана, потому что в будущем эта проблема породит большие трудности как для Казахстана, так и для Китая. Мы не сможем стать стратегическими партнерами!»

Как говорится, политика - это искусство компромисса… и Лидеру Нации удалось тогда поставить проблему гораздо шире и предложить китайской стороне стратегический компромисс, который открывал возможности для широкомасштабного партнерства на стратегическую перспективу в интересах обеих стран. Очевидно, уже тогда китайские руководители рассматривали варианты своего стратегического «пути на Запад». И идея казахстанского лидера принципиально решить «вопросы прошлого», то есть оставшиеся в наследство от Советского Союза, в частности, вопросы определения и юридического оформления границ, и затем начать сотрудничество с «чистого листа» позволила быстро продвинуться в двусторонних отношениях, достигнув уже при новом президенте страны уровня долгосрочного расширенного стратегического партнерства.

Подводя итоги тому сложному международному прецеденту, Касым-Жомарт Кемелевич отмечал: «Я считаю, что благодаря воле, настойчивости и стратегическому видению нашего Президента, этот вопрос был решен именно в пользу Казахстана. Мы отстояли право на эти земли. Договор был подписан в 1996 году, а в 2002 году был подписан договор о демаркации». На церемонии подписания межгосударственного Протокола о делимитации и демаркации казахстанско-китайской границы в Пекине в 2002 году, тогда в ранге госсекретаря-министра иностранных дел Казахстана, Касым-Жомарт Кемелевич Токаев заявил: «Считаем, что поставлена последняя точка в процессе юридического оформления прохождении границы между Казахстаном и Китаем. Это позволяет с уверенностью говорить о том, что между нашими странами не будет каких-либо территориальных или пограничных споров… Полностью делимитированная и демаркированная граница без каких-либо пустот, или как их называют эксперты – «карманов», соответствует стратегическим интересам нашего государства. Мы впервые в нашей истории имеем полностью юридически оформленную границу с Китаем».

Именно это решение стало впоследствии драйвером динамичного роста сотрудничества между нашими странами. После подписания этого Соглашения казахстанско-китайские отношения на самом деле обрели особую динамику и значение. Неслучайно в 2013 году в сентябре Председатель КНР Си Цзиньпин провозгласил свою стратегическую инициативу «Пояс и путь» именно в столице Казахстана, рассматривая нашу страну в качестве ключевого партнера в своих экономических планах по достижению лидирующих позиций в мире. Я полагаю, что тогда инициативы лидеров Казахстана и Китая обрели хороший синергетический эффект. Фактически наблюдался взрывной рост китайских инвестиций в Казахстан, - мы стали лидерами всего постсоветского пространства по их привлечению. Наши бизнесмены начали активно осваивать китайский рынок, увеличился двусторонний товарооборот…

В этом контексте, справедливости ради, следует также отметить, что на самых разных международных площадках инициативы Нурсултана Назарбаева оказали решающее воздействие на изменение конфигурации сил в азиатском регионе, да и самой атмосферы сотрудничества в Центральной Евразии. Так, после подписанных двусторонних Соглашений об укреплении доверия в военной области в районе границы в 1996 году и многостороннего Соглашения о взаимном сокращении вооруженных сил в районе границы в 1997 году уже лидерами пяти государств (Казахстан, Китай, Кыргызстан, Россия и Таджикистан) были сделаны решительные шаги в сторону формирования новой авторитетной организации с участием молодых независимых стран Центральной Азии. К этим пяти странам присоединился братский Узбекистан. О создании Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) было объявлено 15 июня 2001 года в Шанхае (КНР) Республикой Казахстан, Китайской Народной Республикой, Кыргызской Республикой, Российской Федерацией, Республикой Таджикистан и Республикой Узбекистан. Позднее в июне 2002 года была принята Хартия организации, которая сформировала основу содержательной платформы организации и ее фокус на урегулирование пограничных вопросов и концентрацию усилий на борьбу с «тремя злами», - экстремизм, терроризм и наркотрафик.

В дальнейшем внимание организации было существенно расширено за счет экономической и гуманитарной «корзин», и со временем ШОС из формата разрешения приграничных вопросов постепенно трансформировался в авторитетную многостороннюю организацию по рассмотрению большого комплекса вопросов. В рамках организации сегодня функционируют целый ряд форматов координации и сотрудничества, такие как РАТС (Региональная Антитеррористическая Структура), Межбанковское Объединение, Деловой Совет ШОС, проект Университета ШОС. В организацию на условиях полноправного членства в 2017 году были приняты Индия и Пакистан, целый ряд государств участвуют в его работе в качестве государств-наблюдателей и партнеров по диалогу.

Нурсултан Абишевич Назарбаев по праву является одним из отцов-основателей Шанхайской Организации Сотрудничества, который проявил себя как один из авторитетных лидеров Азии, предложив новую конфигурацию взаимодействия между странами региона и перспективу усиления влияния самой густонаселенной части мира в международных делах. Примером этого является другая инициатива Лидера Нации по созыву Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА), идея которой была им озвучена на Генеральной Ассамблее ООН на ее 47-ой сессии 5 октября 1992 года. По мнению Первого Президента Казахстана, суть инициативы заключалась в стремлении возобновить ранее не увенчавшиеся успехом попытки создать эффективную и универсальную структуру по обеспечению безопасности на азиатском континенте, где, в отличие от других регионов мира, подобный механизм еще не был сформирован. Надо сказать, что и ШОС и СВМДА сегодня органично вплетены в конструкцию азиатской идентичности «незападного типа», представляя собой растущее влияние Азии не только в вопросах безопасности, но и по всему широкому комплексу вопросов международного развития, как на региональном, так и глобальном уровнях.

В этом отношении примечательно предложение Нурсултана Абишевича Назарбаева, уже после отставки приглашенного китайским руководством в качестве специального авторитетного гостя, на Втором Форуме «Пояса и пути» по налаживанию трех типов диалога, так называемой инициативы «Три Д». Особо важное значение данная идея имеет в условиях новых угроз и рисков мировому экономическому развитию в ситуации турбулентности и конфликтогенности мирового порядка. «Первый диалог затрагивает глобальный уровень – это диалог между США, Россией, Китаем и Европейским Союзом…

Второй диалог необходим на уровне Евразии с целью объединения потенциалов Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии и Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе.

Третий диалог – это системный экономический диалог между Евразийским экономическим союзом, Европейским Союзом, Шанхайской организацией сотрудничества и Ассоциацией стран Юго-Восточной Азии. Развитие экономической кооперации в таком формате способно, во-первых, дать мощнейший импульс для развития наших стран, роста экономик и повышения благополучия граждан. Во-вторых, создать новые источники диверсификации, укрепления конкурентоспособности, улучшения бизнес-климата и повышения инвестиционной привлекательности государств. В-третьих, трансформироваться в сигнал для повышения глобальной роли Большой Евразии», - отметил Первый Президент Казахстана в рамках Второго Форума «Пояса и пути» в Пекине в апреле 2019 года.

Отрадно наблюдать, что действующий президент Казахстана Касым-Жомарт Кемелевич Токаев последовательно проводит внешнеполитический курс Елбасы на открытое, многоформатное и взаимовыгодное сотрудничество в рамках «Большой Евразии», о чем он заявил на прошлогоднем Саммите ШОС в Бишкеке, призвав расширять и налаживать полноформатные, прагматичные отношения с ключевыми многосторонними структурами Евразии. Эти идеи преемственности, прагматизма и открытости легли в основу обновленной Концепции внешней политики Казахстана, принятой недавно.

Таким образом, мы наблюдаем достаточно гармоничный и эффективный тандем наших лидеров на внешнеполитическом треке в Азии, позволяющий рассчитывать на благоприятные внешние условия для Казахстана в условиях появления все новых вызовов и рисков.


Наверх