Погода
Астана +7 °С
Алматы +14 °С
Курс валют
USD 421.58
EUR 496.83
RUB 5.53
CNY 62.20

Нефтяная формула успеха: казахстанцы о работе в зарубежных корпорациях

25 Сентября 2021 19:00

НУР-СУЛТАН. КАЗИНФОРМ – Нефтяная отрасль – ведущий сектор экономики Казахстана и одна из самых привлекательных сфер для трудоустройства казахстанской молодежи.МИА «Казинформ» рассказывает о жизни, работе и судьбе казахстанских нефтяников, которые работают в зарубежных офисах мировых энергетических корпораций.

О системе и особенностях рабочей культуры нефтяников

Чтобы стать частью нефтегазовых гигантов сегодня мало только наличия высшего образования и знания английского языка. «Хэдхантеры» компаний обращают внимание на профессиональную подготовку и целостность личности кандидата. В итоге только лучшие из лучших отбираются для замещения вакантных позиций.

Как правило, устроившегося на работу нефтяника-новичка не бросают одного. Во всех компаниях существует система наставничества, различные программы адаптации и планомерного карьерного роста в рамках компании.

В энергетических корпорациях существуют программы развития инженеров, в которых основное внимание уделяется первым пяти годам карьеры сотрудника для эффективного развития навыков, необходимых для профессионального роста, рассказывает Айдар Святов, который работает в офисе американской нефтяной компании в Хьюстоне.

Таким образом в среднем за пять лет сотрудник должен сменить минимум три позиции. Ценным дополнением к соцпакету и медицинской страховке внедрен т.н. «график 9/80». Иными словами, если сотрудник по своему желанию вместо положенных 8 часов в сутки задерживается в офисе на час дольше, то каждую вторую пятницу он имеет право взять выходной день.

Недавно в одной из американских корпораций принято решение о переходе на гибридную форму, при которой сотрудники имеют возможность работать удаленно из дома до двух дней в неделю.




«Неважно в какой стране ты работаешь, в команде всегда будут коллеги из разных стран и стиль работы у всех разный, в зависимости от культурных и личных особенностей каждого. Уважение к коллегам – это одна из основных ценностей компании», - рассказывает Жибек Шаймардан, которая работает старшим инженером разработчиком в голландской нефтяной компании.

«Сохранение баланса между рабочим и личным временем также является одним из приоритетов. Гибкий рабочий график, особенно в период пандемии, является нормой.

Руководители должны заботиться о благосостоянии сотрудников и создавать условия для открытого диалога. Раз в год проводится опрос по всей компании относительно качества работы руководителей», - продолжает Жибек.

В свою очередь, в одной из итальянских нефтяных компаний с 1 мая по 30 сентября по пятницам рабочий день длится до обеда, рассказывает Шолпан Амангалиева, которая является аудитором в штаб-квартире корпорации в Милане.

Все эти инновационные шаги организации рабочего времени помогают сотрудникам найти баланс между работой и личной жизнью.




Наши в зарубежном нефтегазовом секторе

Среди успешно работающих за границей нефтяников можно отметить вице-президента по финансам голландской компании Мадину Крабб, генерального менеджера по корпоративным связям американской корпорации в Евразии и Европе Замиру Канапьянову и главу представительства французского гиганта в Австралии Мансура Жакупова.

«За последние 5 лет мне довелось поработать в различных сферах и проектах компании в Казахстане, Нидерландах, Брунее, а с 2021 года – в Катаре», - рассказала Мадина Крабб.

Замира Канапьянова сейчас работает в Лондоне. В американскую корпорацию она пришла в далеком 1994 году, а в 2007 году заняла пост главы представительства нефтяного гиганта в Казахстане, тем самым став первым национальным кадром корпорации, возглавившим офис у себя в стране.

«После развала Советского Союза надо было учиться на ходу. Это то, чего порой молодым людям сегодня не понять, – вспоминает она. – Мы впитывали знания, как губка. Нам нужно было на практике постигать, то о чем мы до этого не имели представления».

Замира, прожившая за рубежом много лет, работая в интернациональном коллективе, искренне гордится своими коллегами из Казахстана. «Репутация у казахстанских сотрудников в нашей компании очень хорошая. За наших ребят нестыдно», - отмечает она.




О работе в Африке

На протяжении веков Африка привлекала внимание путешественников, исследователей и бизнесменов со всего мира. С июня 2018 года на этом экзотическом, вызывающем опасение и любопытство континенте работает Роман Федин.

Роман трудится на проекте американской компании по добыче нефти в Атлантическом океане у берегов Анголы. На историю этой страны оказали влияние два фактора: гражданская война с 1975 по 2002 год и добыча углеводородов с 2002 года по сегодняшний день.




«Образ жизни в Анголе совсем другой, нежели мы привыкли в Алматы. Как и на любом новом месте, следует больше внимания уделять тому, где ты находишься, как себя ведешь», - рассказывает Роман.

«Ангола достаточно дорогая страна для проживания, поскольку большая часть продукции, в том числе продуктов питания, завозится извне. И на это сразу обращаешь внимание после Казахстана», - отмечает он.

В Анголе темнеет рано – почти круглый год в 18:00 страну поглощает тьма. «Образ жизни такой, работу начинаю в 6 утра. Рабочий день заканчивается в 15:30, а банки функционируют до 14:00. Жизнь здесь начинается рано и заканчивается тоже рано», - говорит он.

В прошлом году с Романом и его супругой приключилась невероятная история. Так получилось, что во время пандемии коронавируса они застряли в столице Анголы на 8 месяцев.

Все это время крыша многоэтажки, в которой они жили, стала для казахстанской семьи единственным местом на Земле, где они могли вдохнуть полной грудью и насладиться лучами солнца.

«Мы полностью изолировались, только один раз в неделю ездили за продуктами питания. Все эти восемь месяцев за глотком свежего воздуха мы поднимались на крышу многоквартирного жилого дома», - с юмором рассказывает Роман.

Нигерия, платформа, баржа

Нефтяные платформы, расположенные в океане, принято считать местом обитания суровых мужчин, не боящихся морской стихии. Так было до тех пор, пока уроженка села Миялы Атырауской области Зайгуль Досалиева не взялась за проект по освоению шельфовых месторождений углеводородов в Нигерии.




Ей доверили ключевую роль в крупном проекте строительства двух морских платформ по добыче нефти и газа, установке и осуществлению пуско-наладочных работ на нигерийском побережье.

«В 2007 году в Нигерию я поехала в качестве инженера по автоматизации для осуществления пуско-наладочных работ на платформах, которые были доставлены морским путем на баржах», - рассказывает она.

На огромной барже вместе с платформами приплыли 273 рабочих-мужчин. Поскольку Зайгуль Досалиева была ключевым сотрудником компании на месте, ей пришлось жить на плавсредстве в общей сложности два месяца.

«Специальных условий для женщин на барже не было. Мне лишь дали отдельную каюту, но ванную комнату и туалет пришлось делить с коллегами-мужчинами», - признается она. Связь с Казахстаном поддерживала по электронной почте, поскольку в то время других надежных способов связи попросту не было.

«Однажды ко мне подошел мужчина, который днем ранее думал, что сошел с ума, услышав женский голос. Он всерьез думал, что это были галлюцинации», - с юмором рассказывает она. В тот момент незнакомец расплылся в улыбке, осознав, что с психическим здоровьем у него пока все в порядке.

Нигерия была не последней зарубежной страной, где пришлось работать нашей соотечественнице. В 2011 году в Анголе она реализовывала проект модернизации глубоководных платформ. С тех пор Зайгуль работала на крупных проектах в Индонезии и Южной Корее.

По Милану с продуктовой тележкой

«26 февраля 2020 года, за полмесяца до официального объявления пандемии, нас отправили по домам. Милан вышел из локдауна только в сентябре. Это был очень сложный период для второго по величине города Италии, мы все переживали, очень много людей умирало.

Нам сильно не хватало личного общения, но благо есть системы видеозвонков. Каждый из моих друзей готовил еду и по вечерам мы созванивались друг с другом, создавая себе иллюзию ресторана», - рассказывает Шолпан Амангалиева.

«Я не могла сидеть дома так долго, мне не хватало кислорода. Поэтому я брала продуктовую тележку из супермаркета и нарезала круги по Милану. Со стороны казалось, что якобы иду в супермаркет», - делится она.

В тот период власти Италии в 10 раз увеличили сумму штрафа за нарушение гражданами карантина, введенного в стране из-за пандемии коронавируса. Если бы Шолпан оказалась менее удачливой и была оштрафована полицией, то размер наказания мог бы составить до 3 тысяч евро.

«Самое интересное, что у нас на работе повысилась продуктивность. Видимо, люди не могли себя эффективно занять дома, поэтому все много работали. За продуктивность мы даже получали бонусы», - рассказывает Шолпан.

За тысячи километров понимаешь, что значит по-настоящему скучать

«Скучаем по родным, друзьям и коллегам. Из-за пандемии в Казахстан смогли съездить только один раз. Приехать к нам в гости пока ни у кого нет возможности из-за визовых ограничений. Летом получилось увидеть некоторых родственников и друзей на нейтральной территории – в Турции», - отмечает Жибек Шаймардан.

Инженер в нефтяном Техническом центре в Хьюстоне Егор Сё скучает по горам. Его почти всегда окружали горы, будь это в Таразе или Алматы, где он жил и учился. Теперь ближайшая возвышенность расположена в 6 часах езды на автомобиле от его офиса.




«Очень скучаю по горам и если есть возможность, то стараюсь наслаждаться казахстанской природой. Это для меня большое удовольствие, в этом я нахожу драйв», - признался Егор.

Замире Канапьяновой в Лондоне не достает казы, сухофруктов, отечественной муки, курта, иримшика и настоящего риса для плова. «Наша мука – самая лучшая в мире», - уверена она. Те же самые продукты назвали другие наши соотечественники.

«В Анголе выбор продуктов очень скудный. Из «молочки» здесь только сладкие йогурты и молоко. Сметаны, творога, кефира, шубата и кумыса нет, баранины тоже нет. Здесь – козлятина. Гречки и других круп здесь также не найдешь. Этого очень не хватает», - говорит Роман Федин.

«Скучаю по просторным казахстанским квартирам и большим ресторанам. Мне нравится, когда много места, много пространства. В Милане площадь квартир, как правило, небольшая. В свою очередь, итальянские ресторанчики очень маленькие: сидишь плечом к плечу и прекрасно слышишь, что происходит за соседним столиком», - делится Шолпан Амангалиева.

О «ноу-хау» в кулинарии и культурной экспансии

Наши соотечественники в период посещения Казахстана, как правило, стараются с собой увезти побольше продуктов национальной кухни. Однако пандемия коронавируса вынудила их искать аналоги в странах пребывания.

«Во время пандемии вопрос национальной кухни волновал не только меня, но и других казахстанцев, проживающих в Лондоне. Не было возможности привезти наши продукты. Но как-то я услышала запах сыра Фета (традиционный греческий сыр белого цвета из овечьего молока – прим. ред.), который отдаленно напомнил мне курт.

Мне пришла в голову идея накатать шарики из него. Высохнув, они превратились в самый настоящий курт. Я сразу же скинула рецепт в группу соотечественников в Фэйсбуке и многие в тот же день побежали за Фетой в гастроном», - поделилась Замира Канапьянова.

«С собой мы возим наше казахское гостеприимство. Мы любим общение, приглашать гостей и встречать их с угощениями и накрытым дастарханом. Это как праздник в доме. Мне очень нравится казахская пословица «Қонақ келсе, құт келер» («Гость приходит – счастье в дом приносит» - прим. авт.)», - уверена Мадина Крабб.

«Мы очень любим бешбармак. Тесто для жаймы мы берем из упаковок для лазаньи. Получается довольно неплохо», - поделился своим секретом Сакен Галимжанов, который с прошлого года работает нефтяником в городе Мидленд на западе Техаса.

Ввиду небогатого продуктового ряда в Анголе, Роман Федин привозит закваску из Казахстана и делает айран, а его супруга неплохо готовит творог в домашних условиях.

Болат Амангалиев, который работает советником по нефтяной инженерии на проекте в Таиланде, покоряет иностранцев красотой и мелодичностью звучания домбры. «Приехав сюда мы привезли частичку казахской культуры. Мы знакомим тайцев со своей кухней, которая им очень нравится», - говорит он.

«Казахское гостеприимство, наверное, основная традиция, которая удивляет наших голландских соседей и коллег. Накрывать дома достархан тут не принято.

Приглашения на полноценный ужин нужно планировать по меньшей мере за 2 недели. Мы любим принимать гостей, зовем соотечественников, коллег, готовим бешбармак или шашлык», - рассказывает Жибек Шаймардан, которая работает в Гааге.









Автор Тимур Дюсекеев
Ключевые слова: Нефть, Соотечественники,
Наверх