Погода
Астана +7 °С
Алматы +14 °С
Курс валют
USD 421.58
EUR 496.83
RUB 5.53
CNY 62.20

От нас требуется четкая координационная работа - руководитель рабочей группы по реабилитации репрессированных

30 Мая 2021 19:29

АЛМАТЫ. КАЗИНФОРМ - Кандидат исторических наук, исполнительный директор Ассоциации выпускников КазНУ имени аль-Фараби Кулгазира Балтабаева является руководителем рабочей группы по изучению, подготовке и внесению предложений по реабилитации беженцев, вынужденных покинуть пределы Казахстана в 1916–1930-е годы. В интервью корреспонденту МИА «Казинформ» она рассказала о роли рабочей группы государственной комиссии по полной реабилитации жертв политических репрессий.





- Кулгазира Нурановна, расскажите, какие задачи стоят перед рабочей группой?

- Наша рабочая группа рассматривает проблему беженцев из Казахстана в 1916–1930-е годы. Данный отрезок времени представлял в отечественной истории один из самых драматических и событийно-насыщенных периодов, как дореволюционный, так и советский - период колониализма и тоталитарного режима. Другие рабочие группы Государственной комиссии по полной реабилитации жертв политических репрессий изучают документы только по одному советскому периоду.

Под беженцами из Казахстана мы понимаем мигрантов, которые были вынуждены сменить место жительства под воздействием политических репрессий, преследований и других агрессивных факторов политического, социально-экономического и духовного характера. Все беженцы являются мигрантами, но не все мигранты являются беженцами. С 1916 года речь должна идти именно о беженстве казахов и вынужденной этнической миграции одновременно.

Необходимо особо обратить внимание и на следующий момент. В отношении казахов, спасавшихся бегством от карательных акций государства и политических репрессий власти в ходе проведения различных насильственных социально-экономических и политических кампаний и голода, в литературе чаще всего оперируют термином «откочевники», вслед за архивными документами ОГПУ и большевиков ведется речь о «перекочевке», «укочевке», о контингенте «укочевщиков». Неоправданное употребление таких дефиниций создает иллюзию плановой, добровольной и легальной миграции казахов со стадами скота за пределы Казахстана.

Предстоит установить национальный состав и численность населения, бежавшего от государственного террора и репрессий с мест своего традиционного проживания, в том числе за пределы Казахстана в 1916–1930-е годы. Следует выявить дела, заведенные ОГПУ–НКВД на задержанных беженцев при переходе государственной границы, а также установить примерное количество погибших беженцев, в том числе от голода, холода и болезней, особенно детей и лиц пожилого возраста. Следует также учитывать имущественные потери беженцев и их смерть при переходе государственной границы с Монголией, Китаем, Ираном, Афганистаном в боевых столкновениях с регулярной советской армией, войсками ОГПУ–НКВД и пограничниками. В архивах выявлены документы ОГПУ–НКВД, советских консульств и протесты соседних стран по дипломатическим каналам, подтверждающие расстрел казахстанских беженцев на территории зарубежных государств при преследовании их советскими пограничниками и войсками ОГПУ–НКВД.

Как видим, задачи, сформированные в названии самой группы, чрезвычайно трудоемкие, системно не были решены на широкой документальной основе в предшествующий период. Поэтому впервые по этой категории жертв политических репрессий предстоит большая и разноплановая поисковая, исследовательская и аналитическая работа, но восстановление исторической справедливости придает гуманистический смысл исследовательской работе ученых, которые осознают большую ответственность перед обществом. Члены нашей рабочей группы сформированы в феврале текущего года из городов Алматы, Нур-Султан, Усть-Каменогорск. Однозначно, что за один год решить поставленные задачи невозможно.

- Какова доступная статистика, отраженная в изданных фундаментальных академических научных трудах?

- Если взять советский период, то на середину 1930 года, когда количественный состав населения еще оставался относительно стабильным, численность коренных жителей в пределах сопоставимой границы республики составляла 4 млн 120 тысяч человек. Четвертая часть первоначальной совокупности населения, т.е. 1030 тысяч человек вынужденно покинули Казахстан. Впоследствии вернулось 414 тысяч. По оценкам специалистов, около 200 тысяч беженцев безвозвратно остались в Китае, Монголии, Афганистане, Иране и Турции. Но эти данные следует нам уточнить, ибо постепенно открываются архивные фонды, которые вводятся в научный оборот.

- Касательно вашей рабочей группы, идет ли речь о важности межгосударственной координации?

- Безусловно, база источников по теме исследования есть в архивах России, Узбекистана, Кыргызстана, Таджикистана. Актуально получение по линии государственных органов допуска ученым в архивы Туркменистана, Китая и Монголии. Как правило, необходим двусторонний договор о научном сотрудничестве и с зарубежными учреждениями. Есть и вопросы по визовой поддержке.

- Из каких регионов Казахстана формировался беженский поток?

- Беженцы были из всех областей Казахстана, поэтому важно, чтобы аналогичные рабочие группы были созданы на местах при региональных комиссиях, что потребует от нас четкой координационной работы на республиканском уровне. Нами рекомендуется рабочим группам по беженцам внимательно изучить архивы сельских районов, которые практически не введены в научный оборот до сегодняшнего дня. Именно по ним можно максимально полно восстановить фамилии беженцев, организаторов, выявить местные причины бегства за «кордон», основные районы исхода казахов, интенсивность потока беженцев по сезону и годам, в зависимости от хозяйственно-политических кампаний советской власти. Рекомендуется, в том числе с привлечением Всемирной Ассоциации казахов и ее филиалов, записать воспоминания потомков беженцев из числа репатриантов из Монголии, Китая, Ирана, Афганистана периода Независимости Республики Казахстан.

Что касается нашей, республиканской группы, то она в текущем году изучает исход казахов в Монголию, Китай, Россию и Среднюю Азию из Алматинской, Восточно-Казахстанской, Павлодарской областей. Проводится ревизия ранее изданных сборников документов для выявления важных фрагментов по исторической персоналистике, географии вынужденного исхода из аулов и сел. Особое внимание уделяем документам комиссий ВЦИКа, партийных и советских органов Казахстана конца 20-х – середины 30-х годов по обследованию хозяйственно-политического состояния приграничных районов, а также информационным докладам и сводкам ОГПУ-НКВД.

В целом, предстоит большая работа не только в государственных центральных, областных, городских, районных архивах, но и ведомственных архивах республики – министерств юстиции и внутренних дел, Верховного суда, Генеральной прокуратуры, Комитета национальной безопасности.

- Какие предложения членов рабочей группы переданы в проектный офис?

- У каждой идеи есть конкретный автор. Например, член рабочей группы Мухит Сыдыкназаров высказал предложение о создании в Казахстане Института национальной памяти. Создание института основано на необходимости реализации комплекса программ реабилитации и предпосылке, что с пониманием принципов, на которых базировался контроль над обществом в прошлом, мы сможем лучше защищаться от угроз ограничения прав человека.

При этом есть четкое понимание того, что такой институт национальной памяти Казахстана не будет и не должен являться решающим ключом к пониманию нашей современной истории. Подобные Институты национальной памяти существуют во многих постсоциалистических и постсоветских государствах, пострадавших от последствий режима, как инструмент реабилитации невинно осужденных, убитых, жертв репрессий и голода, насильственно перемещенных лиц и т.д. Например, в Польше - Instytut Pamięci Narodowej, Словакии - Ústav pamäti národa, Чехии - Институт исследования тоталитарных режимов Ústav prostudium totalit níchrežimů, Украине - Украинский институт национальной памяти Українськийі институт національно їпам'яті, Румынии - Институт по расследованию коммунистических преступлений в Румынии - Institutulde Investigare a Crimelor Comunis muluiîn România и другие.

Компетентный исследователь по казахской диаспоре, кандидат исторических наук Раушан Айдарбаева выявила в Государственном архиве Восточно-Казахстанской области (ГАВКО) секретные документы, имеющие непосредственное отношение к проблемам беженцев в Китае в 1920–1930-е годы. Ею изучены 7 дел, содержащие ранее неизвестные документы по обвинению в организации «откочевок» казахов в Китай. Подозреваемые осуждены по ст. 58. п.6 (шпионаж), п.10 (антисоветская агитация и пропаганда), п.11 (организационная контрреволюционная деятельность) и ст.59. п.3 (бандитизм). Антиконституционные «тройки» полномочного представительства Объединенного государственного политического управления (ПП ОГПУ) Казахстана приговорили организаторов бегства к высшей мере наказания - расстрелу, остальных заключили в концлагеря сроком от 3 до 10 лет. Сделаны выписки из обвинительных заключений, протоколов заседаний «троек», справок о подсудимых. Однако данные выписки оставлены в архиве и не выданы исследователю, ибо дела еще не рассекречены.

Из исследовательской практики можем заключить, что эти дела не содержат секретных данных. В центральных архивах такого рода документы давно рассекречены. Обвиняемые не совершали тяжких преступлений, приговоры «троек» над сельчанами неоправданно суровые. Всем этим сфабрикованным делам необходимо дать правовую оценку, что должно послужить основанием для реабилитации.

Кстати, в ГАВКО отсутствует сертифицированный копировальный аппарат, в связи с этим все записи делаются от руки, что отнимает драгоценное время. Архив не предоставил отдельную комнату для работы с секретными документами, поэтому исследователь вынужден работать в пыльных хранилищах с документами столетней давности. Это может иметь отрицательное влияние на здоровье ученого.

- Как Вы относитесь к проблеме доступности архивов для общества?

- Закрытые архивные фонды - первая и главная причина, по которой до сих пор в науке нет цельного представления о казахстанских беженцах, вынужденных покинуть пределы Казахстана в 1916-1930-е годы. Ведь не секрет, что даже рассекреченные документы своевременно не передаются из ведомственных архивов, в том числе силовых органов, в государственные. Уверена, что доступность материалов положительно скажется на активной исследовательской работе всех ученых, выполняющих государственный заказ. Поэтому поддерживаю решение о создании под руководством известного ученого, депутата Парламента РК Берика Абдыгалиулы отдельной подкомиссии по всестороннему изучению закрытых архивных фондов по политическим репрессиям и их поэтапному рассекречиванию. Именно в эту подкомиссию нашей группой 29 апреля текущего года направлено ходатайство о проведении рассекречивания семи вышеназванных дел из фондов государственного архива Восточно-Казахстанской области.


Напомним, что реабилитацией жертв насильственно депортированных в Казахстан народов и спецпоселенцев занимаются ученые Казахстана. 24 ноября 2020 года за № 456 был издан Указ Президента Республики Казахстан Касым-Жомарта Токаева «О Государственной комиссии по полной реабилитации жертв политических репрессий», которым было инициировано создание Государственной комиссии. Во второй главе Указа главная задача была определена следующим образом: «Основной задачей Государственной комиссии является юридическая и политическая реабилитация жертв политических репрессий».


Наверх